Как ярость и отчаяние стали радикальным хитом: интервью режиссёра и главных актёров «Игры в кальмара»

4
1245

Режиссёр Хван Дон Хёк и актёры Ли Чон Джэ, Пак Хэ Су и Чон Хо Ён дали интервью модному журналу Vanity Fair.

Смотрите также: ONEUS впервые превысили 200 000 продаж за первую неделю с «TRICKSTER»

Хван Дон Хёку говорили, что никто не будет смотреть такой проект. В 2009 году режиссёр Хван Дон Хёк попытался создать художественный фильм, который впоследствии стал «Игрой в кальмара». Это было время мирового финансового кризиса. Сам Хван Дон Хёк был в долгах, как и его мать и бабушка. Но, несмотря на все свои усилия, он не смог обеспечить финансирование фильма о сотнях отчаявшихся людей, соревнующихся насмерть в детских играх за крупный денежный приз. «Люди говорили мне, что это слишком нереально, — рассказал Хван Дон Хёк. — Они сказали, что это было слишком абсурдно и слишком жестоко, поэтому я отложил свой сценарий».

Прошло десять лет, за которые Хван Дон Хёк снял три известных фильма: «Лишённые голоса», «Мисс бабуля» и «Крепость Намхансансон». Но он не забыл «Игру в кальмара» и в 2018 году обнаружил, что пересматривает старый сценарий. «Это был очень странный опыт, — поделился режиссёр, — потому что то, что в то время казалось таким нереальным, больше не казалось таковым».

К тому времени во всём мире росла проблема неравенства, и история Хван Дон Хёка о погрязших в долгах корейских жителях, соперничающих за 38 миллионов долларов в тщательно продуманной, безжалостной игре, организованной плутократами, уже не казалась нереальной. Хван Дон Хёк показал сценарий компании Netflix, которая недавно открыла подразделение в Азии, и они согласились. Это была проницательная ставка. Фильм был расширен до дорамы, и в течение 10 дней после его выпуска корейская телевизионная дорама стала самым популярным проектом Netflix в 90 странах.

В нескольких странах люди соревновались в крупномасштабных реальных версиях «Игры в кальмара» — без участия в играх насмерть. И очень жестокий триллер-антиутопия стал не просто коммерческим хитом. «Игра в кальмара» — это первый серийный проект на языке, отличном от английского, получивший награду Гильдии киноактёров (SAG), в том числе за двух главных звёзд, Ли Чон Джэ и Чон Хо Ён.

Чон Хо Ён, модель и актриса, получила награду SAG за свою первую актёрскую роль. Она рассказала, что Хван Дон Хёк сосредоточился на мельчайших нюансах своего проекта, вплоть до отдельных слогов в диалогах. Чон Хо Ён поделилась, что режиссёр часто давал актёрам исправленные сценарии накануне съёмок. Он извинялся за потраченное время и количество исправлений, но Чон Хо Ён сказала, что актёры были благодарны ему: «Это было доказательством того, что режиссёр действительно постоянно думал о том, как лучше всего изобразить персонажей».

Отвечая на вопрос о примере ключевого изменения в последнюю минуту, Пак Хэ Су вспомнил поворотный момент, когда его персонаж умирает и протягивает руку своему бывшему лучшему другу. «Этого не было в сценарии, — рассказал Пак Хэ Су. — Это была поздняя корректировка, и, на мой взгляд, режиссёр сделал это изменение, потому что хотел показать проблеск чего-то человеческого в персонаже».

Ли Чон Джэ рассказал, что актёры и съёмочная группа очень доверяли друг другу: «Это была особенная группа людей, с которыми мне довелось работать. И я говорю это как человек, который побывал на многих, многих съёмках раньше». (Ли Чон Джэ — один из самых знаменитых актёров в Корее на протяжении 30 лет, и его награда SAG — последняя в длинной череде наград.) Чон Хо Ён добавила, засмеявшись: «Да, и я думаю, что ещё одним ключом к нашей командной работе стало то, что мы много выпивали вместе».

Ли Чон Джэ сказал, что роль Ги Хуна возможно одна из самых трудных, которые он исполнял. Это сложный и постоянно меняющийся персонаж. Он начинает как своего рода «дурак», как выразился режиссёр Хван Дон Хёк. Он постепенно меняется, но Ли Чон Джэ сказал, что неизменной и неотъемлемой частью характера Ги Хуна является его негодование из-за несправедливости. Ли Чон Джэ поделился, что глубоко размышлял о том, как показать это «снова и снова» с разным уровнем ярости, поскольку Ги Хун провоцируется различными злодеяниями.

Ярость, вероятно, помогла «Игре в кальмара» найти отклик во всём мире. Во времена обширных лишений, несправедливости, болезней, страха и страданий антиутопическая предпосылка дорамы кажется тревожно правдоподобной. Вскоре после премьеры 80 000 профсоюзных работников Южной Кореи объявили забастовку, и многие из них протестовали в костюмах и масках из «Игры в кальмара».

Работы Хван Дон Хёка и раньше вызывали изменения в обществе. Возмущение по поводу злоупотреблений, освещённых в его фильме 2011 года «Лишённые голоса», в конечном итоге привело к тому, что Национальное собрание Южной Кореи отменило срок давности для сексуальных преступлений против несовершеннолетних и инвалидов. Тем не менее некоторые корейцы выразили обеспокоенность по поводу изображения женщин в «Игре в кальмара», а феминистская организация Haeil призвала бойкотировать дораму из-за его «исключительно мужского взгляда». Однако режиссёр Хван Дон Хёк сказал, что считает, что это даже к лучшему, поскольку «люди обсуждают подобные вопросы и ведут много разговоров».

Хван Дон Хёк поделился, что он начал снимать фильмы, не потому что хотел говорить о социальных проблемах. Его любовь к кино фактически пробудила его интерес к несправедливости. «Моя первая цель — создать работу, которая действительно обеспечит своей аудитории захватывающий и очень интересный опыт», — сказал он. Тем не менее он хочет, чтобы зрители размышляли над идеями и проблемами. Работая над высокобюджетными коммерческими проектами, Хван Дон Хёк считает своей обязанностью убедиться, что его работа будет прибыльной для инвесторов и принесёт «радость максимально возможной аудитории».

Хван Дон Хёка спросили, чувствует ли он дополнительное давление из-за изображения и, возможно, представления корейцев перед таким количеством людей. На это Хван Дон Хёк прокомментировал: «Я думаю, что это источник постоянного значительного стресса. Я стал тем человеком, который, хочу я того или нет, представляет Корею всем, что я делаю». И он, и Пак Хэ Су сказали, что чувствуют это давление и в личной жизни. Хван Дон Хёк отметил, что в Корее общественные деятели придерживаются «очень-очень высоких моральных стандартов».

Поскольку «Игра в кальмара» стала актёрским дебютом Чон Хо Ён, её жизнь возможно, изменилась больше всего. Она была востребованной моделью, но теперь её «всегда узнают на улицах», и она быстро стала одной из самых популярных южнокорейских актрис в соцсетях. Чон Хо Ён чувствует повышенное давление, но считает его полезным: «Потому что, если честно, разве может один человек представлять всю культуру, верно?»

Влияние корейской культуры, уже заметное в большей части мира, в последнее время растёт в США благодаря «Паразитам», «Минари», трилогии «Сочувствие госпоже Месть», Psy, BTS, Blackpink, множеству корейских дорам и новой адаптации любимого бестселлера «Патинко». «Это не то, что сделал я, — сказал Ли Чон Джэ о доминировании «Игры в кальмара». — Нам это передали». Ли Чон Джэ также хочет передать своё наследие своим хубэ, то есть более молодым актёрам и коллегам: «Я много думаю о том, как поделиться этим особенным опытом, который мне посчастливилось получить, чтобы, когда это случится с ними позже, они могли лучше ориентироваться в этом пространстве».

В интервью Хван Дон Хёк заметил, что Южная Корея физически отрезана от остального мира: если путешествовать на машине или поезде, Северная Корея стоит между вами и всем остальным. По его словам, на маленьком изолированном участке земли проживает 52 миллиона человек, поэтому корейцы представляют собой высококонкурентное общество. Хван Дон Хёк сказал, что с детства он слышал, что никогда не следует ориентироваться только на внутренние рынки. «Мы должны экспортировать, экспортировать и экспортировать, — сказал он. — И мы должны позволить Корее стать известной в мире».

Хван Дон Хёк находится в разгаре окончательных обсуждений с Netflix второго сезона «Игры в кальмара» и ожидается, что он может выйти к концу 2023 или началу 2024 года. У него всего около трёх страниц идей, которые он планирует превратить в сценарий, поэтому он мало что может сказать, кроме того, что игр будет больше. Хван Дон Хёк поделился: «Человечество снова будет подвергнуто испытанию в этих играх. Ги Хун обязательно вернётся». Хван Дон Хёк также уже упоминал в другом интервью, что таинственный ведущий из первого раунда игр может сыграть большую роль во втором сезоне.

Что сами актёры надеются увидеть во втором сезоне?

«Я просто хочу, чтобы у Ги Хуна была более счастливая жизнь», — призналась Чон Хо Ён. Персонажи Чон Хо Ён и Пак Хэ Су, Сэ Бёк и Сон У, умерли в первом сезоне, но Ли Чон Джэ надеется, что у Сэ Бёк есть сестра-близнец, и что Сан У на самом деле вовремя увезли смотрители, и ему сохранили жизнь, чтобы Ли Чон Джэ мог снова поработать с Чон Хо Ён и Пак Хэ Су.

Пак Хэ Су выразил надежду, что корейские дорамы и фильмы станут доступны ещё большему количеству людей. Но когда Чон Хо Ён пошутила, что хочет парк развлечений со станциями с разными играми, Пак Хэ Су сказал, что тоже этого хочет — плюс фигурки актёров.

Помимо участия во втором сезоне «Игры в кальмара», Чон Хо Ён обдумывает свои следующие шаги, а Пак Хэ Су исполняет главную роль в корейском ремейке Netflix популярного испанского сериала «Бумажный дом». Режиссёрский дебют Ли Чон Джэ, боевик «Охота», выйдет на экраны этим летом.

На вопрос, будет ли второй сезон «Игры в кальмара» иметь ту же тематику, Хван Дон Хёк ответил: «Я хочу поднять вопрос о том, возможна ли настоящая солидарность между людьми». Ближе к концу первого сезона казалось всё более вероятным, что вместо того, чтобы бороться за одного победителя, люди могли бы работать вместе и победить как одна команда.

Когда Хван Дон Хёка спросили, имел ли он в виду это послание, он ответил, что хотел оставить место для этой интерпретации, но, поскольку персонажи в игре были «сосредоточены на желании убить друг друга», они не могли выжить как группа. Он сравнил это с нынешней ситуацией человечества: люди больше похожи на скаковых лошадей, просто пытающихся обогнать друг друга.

Хван Дон Хёк считает, что результат мог бы быть другим, если бы персонажи «Игры в кальмара» могли заглянуть за пределы самих себя: «Если бы они были способны общаться и сотрудничать друг с другом, я согласен, что могла бы существовать вероятность того, что мы могло бы быть больше победителей».

Anjali © YesAsia.ru

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Взаимное уважение личности, интересов и мнений
новые правила в комментариях
и без политики и острых национальных тем!