Одержимые пластической хирургией (часть 2)

25
1853

(Предыдущую часть можно прочесть здесь)

pic49(Участницы конкурса Мисс Корея 2013)

16-летняя Че Чжон Вон из средней школы в Гуми еще с ранних лет знала, что однажды она сделает себе операцию на двойное веко. «Это будет подарком от родителей на совершеннолетие, — написала она в своем эссе по  теме о пластической хирургии в Корее. – Обычно девочки подростки уверяют своих родителей, например, что они станут лучше учиться и их успеваемость будет лучше, если они сделают глаза или нос

«Красота-с-помощью-ножа» является частью корейской культуры, которая удивительным образом сочетает в себе традиции и высокие технологии. Страна является самой проводной в мире с самым высоким уровнем использования смартфонов – 67% населения. Также 95% корейцев имеют в домах доступ в Интернет. Технологии пронизывают каждую сферу жизни: вам не нужны ключи от дома – вместо этого вы вводите пароль, или же вы можете посетить караоке-студию прямо в поезде. В этой среде женщины должны следовать культурным ожиданиям и в то же время быть продуктивными, активными, женственными и красивыми.

«Есть конкретные правила, устанавливающие критерии внешности для женщин на рабочем месте, — говорит Тернбулл, — и эти правила гораздо жестче, чем на Западе

Ищущие работу женщины, как правило, должны предъявлять портретное фото в своем резюме. Южнокорейским работодателям важны не только профессиональные качества работников, но и их привлекательная внешность.

Ли Шерон Хичжин, доцент кафедры социально-культурного анализа при  Нью-Йоркском университете, объясняет, что корейские женщины, так или иначе, сами устанавливают подобные рамки и способствуют их распространению.

«В Корее женщине, чтобы стать состоятельной и успешной, нужно не только иметь определенный набор профессиональных навыков, — говорит Шерон. – Вы обязательно должны быть красивыми. После корейского экономического кризиса в 1997 году конкуренция на рабочие места привела к буму хирургии: если хочешь быть успешным, ты должен сделать все, что в твоих силах

А тем временем в Гуми Кан На Ён получит в подарок от родителей разрешение на хирургию век в честь окончания школы после сдачи последних экзаменов. «Компании не любят брать на работу людей с хирургическими вмешательствами, но, тем не менее, им нужны красивые сотрудники, — говорит она. – Из-за этого родители позволяют делать пластику своим детям еще в раннем возрасте, так как по мере взросления все будет выглядеть более естественно.» На Ён призналась, что испытывает страх от предстоящей операции: «Они будут работать ножом. Сделают разрез тут и тут, а затем будут зашивать,» — поясняет она жестами и мимикой.

Когда пластический хирург Ральф Миллард впервые прибыл в Корею в 1954 году, все было абсолютно иначе. Корея была Японской колонией в течение первой половины XX века, а затем произошла война, которая длилась с 1950 по 1953 год. Миллард был главным пластическим хирургом для морской пехоты США. Он должен был помогать людям при ожогах. Но он отошел от своего плана работы и совершил то, что в корейских академических сводках записано как первая операция на двойное веко в Южной Корее.

Операция быстро набрала популярность. Первыми клиентами Милларда стали корейские проститутки, которые пытались привлечь внимание американских солдат. Хирургия в целях благоустройства прочно закрепилась в повседневной жизни корейцев и приобрела обыденный характер.

Первая клиника косметической хирургии открылась в Корее в 1961 году. Из года в год число женщин, перенесших косметические операции, удваивалось, а затем утраивалось. Создание двойного века по-прежнему остается самой популярной операцией и в наши дни. Вторая по популярности – ринопластика носа. Две эти операции настолько популярны и обыденны, что их называют просто процедурами.

Вскоре увлечение этими процедурами привело к спорам о том, что корейские женщины просто хотят быть похожими на западных. «Когда женщины обращаются в клинику, все автоматически предполагают, что они хотят походить на европеек. Однако причины могут быть совершенно разными: от давления со стороны семьи или общества до собственных предрассудков,» — говорит Шерон.

Доктор Пак говорит, что основной причиной все же является изменение в сознании современного общества: «От природы азиаты имеют широкий череп и большое лицо. Даже немного широкая челюсть может заставить их чувствовать себя неудовлетворительно или даже повлиять на их положение в обществе.»

Доктор Евгения Коу в своей дипломной работе как-то назвала это явление «саморасизмом», попыткой уничтожения национальной индивидуальности. Два десятилетия спустя многие из ее исследовательских работ по-прежнему весьма актуальны.

«Когда я проводила свои исследования, еще не было такого понятия как V-Line хирургия. Это нечто совершенно новое. Такого не было еще 20 лет назад,» — говорит Коу.

В настоящее время V-Line операции стремительно набирают популярность. Если для восстановления после операции на нос или веки требуется минимальное количество времени и последствия также незначительны, такого нельзя сказать о V-Line хирургии.

Как правило, доктор делает 3-сантиметровый разрез через рот и использует пилу или рашпиль. Части челюстной кости могут быть удалены, а остальное может быть отрегулировано вперед или назад, в зависимости от необходимого результата. Челюсти фиксируют с помощью титановых пластин и других необходимых инструментов.

Последствия такой операции могут быть страшными. Либо это кровоточащая рана, либо инфекция, либо повреждение лицевого нерва, что приводит к параличу мышц лица. Операция, которая считается одной из самых сложных во всем мире, проводится в Корее почти ежедневно.

«Когда вы идете по району Каннам в Сеуле, лица многих девчонок очень похожи, — говорит школьница Че Чжон Вон. – Многие пользуются услугами врачей в Каннаме. А так как среди этих врачей есть более знаменитые и зарекомендованные, многие были у одних и тех же хирургов

источник:theatlantic.com
green_glass© YesАsia

Внимание! Прежде чем оставить комментарий, ознакомьтесь пожалуйста с правилами в комментариях