Юн Джи О рассказала, как предложение директора лейбла заставило её покинуть Корею

2
6924

11 апреля Юн Джи О приняла участие в программе News Room канала JTBC рассказала о своём собственном опыте получения спонсорской поддержки со стороны генерального директора агентства, о несчастных случаях, с которыми она столкнулась после того, как выступила свидетелем по делу Чан Чжа Ён, и об участии в одном из закрытых судебных процессов.

Смотрите также: Юн Джи О ответила на статью, обвинившую её во лжи и привлечении внимания к своей персоне

Девушка начала с того, что именно предложенная спонсорская поддержка со стороны генерального директора агентства в конечном итоге привела к её отъезду из Кореи: «Поначалу я считала его хорошим человеком. Я рассматривала его предложение, как свой последний шанс, но во время ужина он велел мне перебираться в Каннам. Честно говоря, этот район был вне моей финансовой досягаемости, поэтому я отказалась. Тогда он добавил, что я его неправильно поняла, что он собирается подыскать для меня жильё, где я должна буду остаться». 

Юн Джи О сказала, что вступила в перепалку с директором, спросив, как его дочь расценит этот поступок, и он взорвался, сказав: «Тебе не нужно будет подстраиваться под благоприятные обстоятельства. Я пытаюсь дать тебе шанс пройти сквозь закрытые двери. Даже знаменитости пытаются встретиться со мной. Кто ты такая, чтобы говорить что-то подобное?».

После этой встречи актриса впала в депрессию, посчитав, что, с какой-то стороны, совершила ошибку: «Я не могла встречаться с людьми, сама себе казалась такой ничтожной. Всё было сложно, мы разговаривали с мамой по телефону по 10 часов подряд. После этого она приехала ко мне и, увидев, в каком я состоянии, предложила вернуться в Канаду».

Девушка вновь затронула тему недавней петиции о низком уровне качества полицейского расследования дела Чан Чжа Ён и о том, что за время дачи свидетельских показаний уже дважды попадала в автомобильные аварии: «Я не переломала себе кости, но у меня были травмы мышц, и я не могу поднять руки, чтобы вымыть волосы. Я не могла получить никакой физической терапии».

Она продолжила: «После того, как в телефонном интервью для JTBC я сказала, что пишу книгу, у меня появились преследователи. Один из них — человек, который обладает государственной властью и стоит над законом. Если я расскажу вам еще какие-либо подробности о нём, то меня засудят за диффамацию, поэтому мне сложно говорить».

Говоря о своих походах в зал суда: «Адвокат (подсудимого) спрашивал меня, коснулся ли подсудимый Чан Чжа Ён сначала правой или левой рукой, и до какого места её тела он дотронулся в первую очередь. Мне было трудно отвечать на такие вопросы. Он спрашивал меня, какой точки бедра касался обвиняемый, это разозлило меня, и я спросила, что непонятного в слове «бедро». Затем адвокат ответчика громко рассмеялся. Я была так озадачена, что спросила, что его так развеселило. Не в первый раз адвокат ответчика смеялся надо мной в зале суда. Они оба — одного поля ягоды». 

На вопрос, изменилась ли атмосфера вокруг данного дела за прошедшие 10 лет, она ответила: «Есть некоторые вещи, которые в целом изменились, но расследование — это самая важная часть, и кажется, что с 2009 года оно не сдвинулось с мертвой точки. Расследование было продлено на два месяца, но в качестве свидетеля у меня нет возможности узнать какие-либо подробности о его продвижении, и я ничего не могу поделать, кроме как настаивать на тщательном расследовании в интервью с прессой».

Юн Джи О добавила, что, хотя она изначально была воспринята публикой негативно, расследование продолжилось после того, как она рассказала больше о себе и своих показаниях в СМИ: «Люди спрашивают, почему я это делаю, но я никогда по-настоящему не задумывалась, почему. Я просто считаю, что так должен поступать человек. Я думаю, если бы жертвой оказалась я, Чан Чжа Ён бы сделала то же самое для меня».

gunyasha © YesAsia.ru