Бан Енгук оставляет образ к-поп айдола позади; теперь он проверяет имя Курта Кобейна и противостоит душевной борьбе в музыке

9
5059

«Я постоянно живу в ловушке страха», — говорит фронтмен B.A.P и сольный исполнитель журналисту Тэйлор Глазби.

Дата, связанная с числом 27, облетела жизнь Бан Енгука, как луна. 27 апреля 2014 года в O2 Academy Brixton состоялся первый лондонский концерт, на котором также выступал Енгук. Он и пять других участников группы B.A.P дали предварительное интервью, где я запомнила его как внимательного, но в основном молчаливого, избегающего длительный зрительный контакт человека.

Это был резкий контраст по сравнению с Енгуком на сцене — харизматичным рэппером, чей мощный энергетический посыл дарил тонну ни с чем не сравнимых эмоций.

Через шесть месяцев, 27 ноября, утверждалось, что участники B.A.P подали в суд на свое агентство в отношении нарушений условий труда и распределения прибыли, в результате чего группа на несколько месяцев оказалась вне поля зрения общественности. После достижения соглашения с компанией, возвращение группы с синглом «Young, Wild & Free» принесло им победу на одном из еженедельных музыкальных шоу в Корее 27 ноября 2015 года.

В прошлом году контракт Енгука с агентством подошел к концу, и он ушел (как и все участники, так как их контракты тоже истекли), чтобы продолжить свой путь в качестве сольного исполнителя. И прямо сейчас он сидит в холле лондонской гостиницы, приехав из Парижа. Его концерт, на котором он представит треки из своего одноименного дебютного соло-альбома, состоится следующим вечером — 27 марта (прим: интервью вышло значительно позже).

Енгук все тот же застенчивый человек. Он носит свою шляпу-ведро так низко, что довольно трудно увидеть его глаза, но его голос звучит так же успокаивающе и резонансно, как и всегда. Индивидуальные интервью не так уж и плохи. «Теперь я могу быть честным, так что все в порядке», — говорит он. Потом указывает, что в то время он не мог себе этого позволить. Было проще молчать.

Сольный альбом Енгука срывает с него маску айдола, которую он носил с момента своего дебюта в 2012 году. Размышляя о безмолвных годах и полном контроля творчестве, он мягко говорит: «Я никогда не делал ничего подобного, поэтому чувствовал большое давление, смогу ли я сделать это самостоятельно. У меня есть тенденция быть перфекционистом. Когда каждый аспект соединился, я получил много позитивной энергии, но я не хочу делать похожий альбом снова. Это слишком больно».

Альбом «BANGYONGGUK» объединяет десятки звуков, от чувственного R&B до веселых синтезаторов космической эры, в тесное, сложное путешествие. Он делает акцент на сарказме (китайская пипа «Xie Xie»), любви и потере (джазовый инструментал  «Portrait» и искаженная электроника «Hot and Cold»), но во многом альбом показывает, как живут с интроверсией, одиночеством и депрессией. Тексты песен основаны на истории из его дневника, на ведение которого вдохновил его дедушка, скончавшийся в то время, когда B.A.P только дебютировали.

«Он — человек, которого я уважаю больше всего в этом мире», — говорит артист, — «Я случайно нашел его дневник, который он вел, прочитал, и начал вести свой, думая, что однажды люди, которые действительно будут мне дороги, прочтут в нем истории, точно так же, как я в свое время прочитал истории своего деда».

Он включил в треклист две старые песни — «Portrait» и «AM 4:44», которые вышли в 2015 году во время перерыва его группы. Его беспомощность и ярость настолько сильно выражена в них, что слушать их даже сейчас кажется физическим ударом. «Мудрецы, которые разрушили это, живут с полными животами«, — сплевывает он. «… я знаю, что хочу уйти и подавить груз реальности, который поймал меня в ловушку, и просто заплакать«.

«Тема этого альбома — я, и «AM 4:44″ как нельзя лучше подходит для этого», — объясняет он. «Переслушивать ее все еще тяжело морально, но если бы этой песни не было в этом альбоме,не думаю, что мог бы назвать его «BANGYONGGUK».

 

Финальный трек «See You Later», богат звуками блюзовой гитары и искривленными танцевальными битами и несет в себе ощущение триумфа. «Приходите и давайте выпьем, я запомню вас навсегда, спасибо и увидимся позже«, — увещевает он в текстах песен, проверяя список имен артистов (Кобейн, Леннон, Дж. Коул), семьи и друзей, как приветственную речь. Основой этого, однако, является завещание, которое он написал в своем журнале.

«Думаю, я постоянно живу в ловушке страха», — медленно говорит он. Это звучит как само собой разумеющееся, но конкретные корейские слова, которые он использует, выражают эмоциональную глубину его высказывания. «Я думал, что тема моей Воли будет хороша в качестве финального трека, потому что у меня были мысли, что этот альбом может быть моим последним. Я не думаю, что написал что-то слишком эмоциональное. Это песня, которую я сделал, думая, что было бы хорошо, если бы они вспомнили меня, когда услышат «Увидимся позже».

Если что-то захватывает постоянно колеблющийся маятник света и тени по имени Бан Енгук, то это серьезно. Человек, который пишет песню для других, чтобы играть после того, как он отказывается от музыки или даже от своей смерти, обсуждает это так же спокойно, словно говорит о погоде. Разговаривать с Енгуком — значит смеяться одно мгновение за другим, испытывая желание удержать его в этом мире.

«Найти счастье в жизни — самое трудное», — размышляет артист, — «Сейчас я в туре, поэтому чувствую счастье, но мои поклонники знают, как трудно мне  было вернуться на сцену. Когда я там, у меня возникает ощущение, что они держат меня и это похоже на утешение».

В октябре 2016 года Енгук отказался от B.A.P на пять месяцев, открыто рассказав о своей борьбе с паническим расстройством, которое мешало ему выступать. «Продвигаться в качестве участника B.A.P было очень тяжело морально. Когда мой контракт истек, я перестал хотеть заниматься музыкой или быть публичной фигурой».

В течение первых нескольких месяцев после ухода из агентства Енгук прятался; «У меня не было желания покидать дом, если не считать прогулки с собакой». Но, постепенно он начал проводить время с семьей и делать что-то, чего не было в его расписании. «Одной из вещей, которые я хотел сделать, было научиться играть в теннис. Поэтому я взялся за это», — улыбается он, — «Но было ощущение пустоты, и когда я оглядываюсь назад, я думал: «Мне нужно заниматься музыкой».

Взгляды в Южной Корее на психическое здоровье обычно нельзя назвать сочувствующими; все воспринимается скорее как слабость личности, а не законная проблема со здоровьем, поэтому многие страдают молча. Есть прогресс в изменении восприятия и лечения, но все идет очень медленно. Лишь горстка айдолов, в том числе Енгук, рассказали о своей борьбе в условиях сильного стресса развлекательной индустрии.

«Я постоянно испытывал давление», — размышляет он, — «Несмотря на то, что я делал все возможное, это все равно было похоже на «что ты делаешь, ты должен стараться еще сильнее». Когда я был моложе, я пустил все на самотек, не осознавая, что это была депрессия. Я также думал и о том, что, может быть, уже слишком поздно, чтобы получить помощь».

«Я никогда не чувствовал себя неловко из-за этого», — добавляет он, — «Я лечусь и стараюсь не пропускать прием лекарств». Он делает паузу. «Честно говоря, я пришел к выводу, что вряд ли смогу вытащить себя из этой депрессии».

Его откровенность болезненна, но в течение многих лет его поклонники находили в этом силу, голос или зеркало для решения своих проблем. Они оставляют сообщения под его видео и сообщениями в социальных сетях, некоторые из которых дают ему понять, что он спас им жизнь. «Когда я вижу эти сообщения, я чувствую большую ответственность, что приводит к смущению. Я чувствую, что не достоин этого. Когда я смотрю на себя со стороны, я чувствую, что слаб, — говорит он, — но мои поклонники мотивируют меня встать и работать».

Парень заметно нервничал первую половину концерта перед переполненным залом. Его уверенность расцветает медленно, и вот он заканчивает шоу уже сияя улыбкой, весь мокрый от воды и пота, а толпа скандирует его имя. Там нет пушек конфетти или дорогих видео фонов. Он настолько далек от айдолопоклонства, насколько это возможно. Тем не менее, он счастлив.

 

Когда дело доходит до B.A.P, он все еще испытывает смешанные эмоции. «Я говорю об этом впервые», — говорит он, — «Я не хочу использовать слово «вывод». Это было полностью тем, чего хотела моя бывшая компания. Даже когда я ушел, я все еще продолжал выполнять свое рабочее расписание. Я хотел расторгнуть свой контракт вместе со всеми участниками, но ничего не получилось так, как я хотел, поэтому мне немного грустно из-за этого».

«В то время я думал о том, что нужно просто перетерпеть (пока не истекут все контракты), но вместе с этим чувствовал, что… «ты уже столько пережил, ты хочешь большего?» Я ушел из компании, но не думаю, что ушел из B.A.P, я все еще считаю себя лидером B.A.P. Я все еще верю, что будет время, когда мы запишем еще один альбом вместе». Что касается следующей главы его сольной карьеры, он немного думает, прежде чем ответить: «Я не знаю, что это будет за музыка, но что бы это ни было, это будет музыка, похожая на меня».

Ваша VPark, пытающаяся самостоятельно учить японский © YesAsia.ru.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Тренде на этой неделе

Интерактив