Ан Джэ Хён: «В ту ночь у меня возникла мысль, что брак навредит нам обоим»

209
33961

21 августа Ан Джэ Хён лично рассказал о своих отношениях с Гу Хе Сон.

Смотрите также: Ан Джэ Хён не будет участвовать в пресс-конференции своей новой дорамы

В своём Instagram он поделился собственной версией о том, что послужило причиной начала бракоразводного процесса. Он решил сделать признание после того, как адвокат его супруги ложно обвинил актёра в том, что он общался с другими женщинами, находясь в нетрезвом состоянии, а также пояснил, что он не оскорблял свою жену перед генеральным директором их агентства, как она заявляла в предыдущем посте в Instagram (который затем удалила).

Полное заявление актёра:

«Это Ан Джэ Хён. Мне очень жаль, что беспокою вас своими личными делами. Я очень любил Гу Хе Сон и женился на ней, уважая ее. Несмотря на то, что мы оба — публичные личности, я искренне надеялся, что у нас всё будет хорошо и тихо. И даже столкнувшись с внезапным, неожиданным объявлением информации, я сохранял молчание и пытался преодолеть всё тихо. Однако, игнорирование контекста до и после ситуации и публикация только частичных фрагментов исказили истину, и это ранит людей вокруг меня. Увидев клевету о том, что я общался с другими женщинами в состоянии алкогольного опьянения, я больше не мог молчать, поэтому решил написать это сообщение.

Хотя последние три года нашей семейной жизни, которую мы начали, потому что любили друг друга, временами были счастливыми, были и моменты, которые очень напрягали меня морально. Несмотря на то, что мы приложили усилия для улучшения наших отношений, было нелегко сократить расстояние между нами. Наконец, из-за того, что мы не смогли решить свои разногласия, мы согласились на расставание, и чтобы она могла комфортно жить со своими пятью домашними животными, именно мне в итоге пришлось покинуть наш дом. После этого, 30 июля, после непрерывных бесед по этому поводу, мы с Гу Хе Сон решили развестись.

Я заплатил полную сумму для урегулирования развода, которую Гу Хе Сон лично рассчитала и назвала. В её заявлении с указанием запрошенной ей суммой денег она даже включила такие вещи, как ежедневная плата за свою долю работы по дому и пожертвования на благотворительность, сделанные ею во время нашего брака. Я полностью согласился с ее требованиями. Однако причина была не в том, что я виноват в распаде нашего брака, а в том, что я хотел оказать финансовую помощь своей любимой жене. Но через несколько дней Гу Хе Сон заявила, что сумма, на которую мы изначально договорились, была недостаточной, и она попросила передать ей права на квартиру, в которой мы жили вместе.

После этого я уведомил наше агентство о том, что мы разводимся, и 8 августа мы встретились с нашим генеральным директором, которая попыталась отговорить нас от этого и убедила взять время на раздумья. Однако мои чувства по поводу развода не изменились.

В ночь на 9 августа Гу Хе Сон солгала охраннику в жилом доме, где я жил один, что она потеряла ключ и, получив запасной ключ, вошла в мою квартиру. Она сказала мне: «Это не вторжение; я пришла, потому что я твоя жена», — после чего начала просматривать мой мобильный телефон и делать какие-то записи. Так как меня резко разбудили, я был крайне шокирован и напуган ее поведением.

Просматривая текстовые сообщения на моем мобильном телефоне, она увидела сообщение, в котором наш генеральный директор, после встречи с нами обоими, спросила об одном аспекте рассказанных нами историй, который её смутил (Гу Хе Сон заявила, что не просила права на владение общей квартирой, потому что не имеет права на владение и у нее нет оснований на такие запросы), и я ответил. Я не сказал ничего плохого о ней. В ту ночь у меня возникла мысль, что продолжение нашего брака больше навредит только нам обоим, и я стал еще увереннее в желании развестись.

Несколько дней спустя Гу Хе Сон связалась со мной, чтобы сказать, что желает немедленно развестись. Она наняла адвоката, прислала мне соглашение о разводе и заявление для прессы, а также сказала, чтобы я пригласил своего адвоката, поскольку планировала подать заявление в суд 28 августа.

Поскольку она присылала дополнительные требования, мне пришлось получить кредит и продать свой дом, и у меня не было другого выбора, кроме как проинформировать наше агентство о происходящем. Это было не для того, чтобы привлекать агентство к нашим личным делам, а потому, что я, как его сотрудник, должен был сообщить им о том, что произойдет в будущем.

После свадьбы в течение одного года и четырех месяцев я проходил психиатрическое лечение и в настоящее время принимаю антидепрессанты. За свою семейную жизнь я сделал все возможное, как муж, и я никогда не делал ничего такого, за что мне было бы стыдно.

Я видел слова Гу Хе Сон о том, что она хотела остаться в браке. Увидев, как она причиняет боль другим людям, искажая то, о чем мы договорились вместе после долгих переговоров, и наблюдая, как она постоянно искажает правду своими словами, всё, о чём я мог думать, это о том, что сейчас еще сильнее хочу развестись.

Я глубоко, глубоко раскаиваюсь перед нашим агентством, которое страдает и несёт убытки из-за наших семейных проблем; персонал My Ugly Duckling, чья трансляция понесла убытки; команда моей дорамы. Мне стыдно, но я могу лишь просить прощения. Я раскаиваюсь перед своей женой, которая, должно быть, страдает эмоционально, раз ведёт себя подобным образом. Но мне сложно понять её поступки. Так как всё это происходит по той причине, что я не смог тихо и гладко уладить личные дела, я искренне прошу прощения. Извините».

gunyasha © YesAsia.ru

Внимание! Прежде чем оставить комментарий, ознакомьтесь пожалуйста с правилами в комментариях