Участница Idol School рассказала свою правду о скандальном шоу

3
9794

Участница шоу Idol School канала Mnet, вокруг которого продолжает бушевать скандал, Джессика, опубликовала видео, в котором поделилась «несказанной правдой» о программе.

Смотрите также: Участницы шоу Idol School рассказали об ужасных условиях на съёмках

Напомним, что шоу оказалось втянуто не только в скандал с рейтинговыми махинациями, его организаторов многократно обвиняли в том, что они предоставляли участницам крайне плохие условия для работы, не кормили их должным образом и держали взаперти.

Одна из трейни, Ли Джессика, решила пролить свет на то, что творилось за кадром программы. Ниже представлены некоторые выдержки из видео:

«Как я уже говорила в прошлом опубликованном видео, я была просто счастлива, когда вылетела в первом же раунде программы. Только 4 участницы из 41 принимали реальное участие в прослушивании. Я не вхожу в их число, я понятия не имела о прослушивании, мне просто подвернулся шанс поучаствовать. Мои родители отпустили меня на этот проект, потому что мы все думали, что это развлекательная программа, а не шоу на выживание». 

«Хэ Ин онни уже многое рассказала в своём посте. Например то, что мы понятия не имели о манипуляциях с рейтингами. Я пробыла на шоу месяц, пока нам не объявили о том, что будут исключения. Мне многое не нравилось, из-за чего я начала умолять сценариста канала исключить меня. Я говорила ей: «Мне столько важного нужно сделать в своей жизни, вместо того, чтобы сидеть здесь несколько недель». Когда меня исключили, я поговорила с папой, оказалось, что и он просил сценариста о том же».

«Меня не предупредили об изъятии телефонов. У меня не было контакта с окружающим миром. Мои родители и друзья спрашивали, смогут ли связаться со мной во время съёмок, и я отвечала «да», потому что мне так сказали. Но перед входом в дом телефоны отбирались. Мой телефон положили в сумку на молнии, и я не видела его на протяжении двух месяцев».

«Писали, что питание было скудным и нечастым, поэтому некоторые девочки покупали себе шоколадки и закуски, которые потом прятали в лифчиках или белье, чтобы пронести в дом. Вскоре менеджеры поняли, что они покупают еду в школе, и начали досматривать их тела. Мне кажется, что это нарушение человеческих прав. У меня самой был аналогичный случай: я попросила одну из учениц, которая пошла в школу, купит мне 50 плиток шоколада, и дала ей свою кредитку. Да, такое было. И ела я их, сидя на унитазе в туалете». 

«Был момент, когда персонал CJ ENM решил, что мы набираем вес. Они начали взвешивать нас каждую неделю. Не помню, кажется, я поправилась на 1 кг. Если поправляешься на килограмм, тебе позволено съесть только что-то одно на завтрак, обед и ужин в столовой. А если скидываешь, то можешь сходить в магазин с закусками в город. Это было так нелепо. Была еще одна девочка, которая, как и я, весила примерно 53 кг. Она похудела на 1 кг, весила 52 кг, и пошла в тот магазин. А я перебивалась одной картошечкой, одним кусочком мяса с 53 кг. Однако были и те, кто весил слишком мало и должны были набрать вес». 

«Еще один бесчеловечный момент — интервью с участницами. Да, были случаи, когда одно-единственное слово человека вырывалось из контекста, чтобы потом выставить его в ужасном свете. Но когда меня интервьюировали сотрудники канала, я поняла, насколько это опасно. У всех было разное время на интервью, от одного до пяти часов. И сценаристы всё это время пытались вытащить из меня то, что им хотелось услышать. Я помню момент перед самым исключением, когда я получила шанс на интервью. Сценарист спросил(а) меня: «Что ты думаешь по поводу будущего исключения?». Я ответила: «Я так счастлива». А мне в ответ: «Да ладно. Ты разочаровываешь меня до последнего момента». Просто я была очень откровенна во время интервью, говорила, что в голову придёт. Мне ведь сказали, что это реалити-шоу, где нужно быть самими собой, прекрасными изнутри и снаружи, объединенными одной страстью и мечтой».

«Но, как говорила Хэ Ин онни, это была настоящая драма с отведенными нам ролями. Иногда нам нужно было смотреть на белый экран и выдавать эмоции. Иногда нужно было отвечать: «Да, учитель», — когда перед нами никого не было. Но меня это не напрягало, это лишь технические сложности. Но это не реалити-шоу. Это развод публики. Для меня это шоу — трагическое зеркало современной медиа-индустрии. Сплошная показуха ради показухи». 

«Что касается контрактов, их предлагали подписать даже во время шоу. Даже мне, перед исключением. Они сказали, что планируют создать группу В из выбывших участниц. Я отказалась, мне повторно предложили контракт перед исключением: «Если не хочешь быть айдолом, можем дать тебе шанс стать актрисой. Свяжись с нами, если передумаешь». Тогда я спрашивала у сценариста канала: «Почему я должна улыбаться на камеру, если не хочу этого делать? Почему должна реагировать на танцы и пение других людей, если не хочу?». Ответ был: «Потому что публике может понравиться твоя улыбка». Тогда это казалось правдой, но не сейчас. Так я покинула шоу и закончила свой путь к карьере кпоп-айдола». 

gunyasha © YesAsia.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Тренде на этой неделе

Интерактив