«Я могла стать к-поп айдолом, но рада, что ушла» — интервью бывшей трейни, отказавшейся от дебюта

47
19004

Чтобы добиться известности в качестве к-поп звезды, нужны годы интенсивных тренировок и часто — пластические операции. Euodias — одна из немногих британских претендентов, кто испытал изнурительную жизнь трейни на себе. В интервью она описывает, на что это было похоже, и объясняет, почему после того, как ее включили в дебютирующий состав, она ушла.

Смотрите также: Рейтинг YesAsia за 17-23 января [голосование + итоги прошлой недели]

«Я была ребенком, когда переехала из своего дома на северо-востоке Англии в Южную Корею, где тренировалась в течение двух лет, чтобы стать звездой к-поп.

В то время к-поп в Британии был малоизвестен. Но я наполовину кореянка и наполовину — китаянка, поэтому я смотрела южнокорейские телесериалы, такие как «Мальчики краше цветов» и «Озорной поцелуй», а затем влюбилась в к-поп и культуру в целом.

Пока мои одноклассники были без ума от Бритни Спирс и Backstreet Boys, я слушала Wonder Girls и B2ST.

Моим горячим желанием было стать актрисой и сниматься в фильмах.

Один из способов сделать это в Южной Корее — стать «айдолом», этот термин означает того, кто может делать все: быть моделью, играть, петь и танцевать. Так что к-поп казался мне путем к достижению моей мечты.

Images of Euodias as a child

С 10 лет я проходила прослушивания в разные компании в надежде, что одна из них подпишет со мной контракт.

Часто это означало отправку видео с моим выступлением. Иногда я прогуливала школу, чтобы снять очередной ролик для прослушивания, что приводило мою маму в ярость.

Затем, во время семейной поездки навестить бабушку в Сеуле, я приняла участие в живом прослушивании, где, кроме меня, было еще 2000 других претендентов.

____________________

Нас разместили в просторном зале ожидания, вроде тех, что вы видите в шоу «Britain’s Got Talent», только там не было стульев. Поэтому мы сидели на полу рядами по 10 человек.
____________________

После шестичасового ожидания настала очередь моего ряда. Мое сердце билось так быстро, когда нас одного за другим вызывали вперед.

Когда пела первая девушка, судья рявкнул: «Стоп. Дальше!» прежде, чем она добралась до припева своей песни. Почти все получали одинаковое отношение.

Когда подошла моя очередь, я исполнила монолог из корейской дорамы. Судья остановил меня на середине.

«Мы ищем певцов», — сказал он. «Ты будешь петь?» Я не подготовила песню, но попыталась исполнить «A Whole New World» из диснеевского «Аладдина».

Судья остановил меня и попросил показать танец. К этому я тоже не готовилась и чувствовала себя идиоткой. Они включили танцевальную композицию, и я показала небольшой фристайл.

Посовещавшись с помощниками, судья дал мне желтый листок бумаги. Я перешла в следующий этап.

Меня направили в комнату, где попросили пройти по линии, проложенной на полу, и фотографировали под разными углами, чтобы посмотреть, как я буду выглядеть в кадре.

Через несколько дней меня попросили вернуться с одним из родителей, чтобы обсудить контракт.

По условиям контракта я оставляла свою семью и переезжала в Южную Корею, чтобы жить и тренироваться в компании.

Если бы я решила уйти до истечения срока контракта, мне пришлось бы полностью оплатить стоимость своего обучения которая составила бы тысячи долларов.

Мама неохотно подписала двухлетний контракт — самый короткий из предложенных — от моего имени.

После встречи мы поссорились, и мама не разговаривала со мной месяц.

____________________

Вскоре после того, как я начала стажироваться, развлекательная компания, которая меня наняла, передала мой контракт другой фирме. Такое часто случается, и стажеры не имеют права голоса в этом вопросе.
____________________

Моя новая компания была строгой. Мне пришлось жить в их здании с другими стажерами в возрасте от 9 до 16 лет.

Мы выходили из здания только для того, чтобы посещать наши школьные уроки. Корейские ученики ходили в местные государственные школы, но, поскольку я была иностранкой, я пошла в международную школу. Кроме этого, нас никуда не выпускали без разрешения, в котором обычно отказывали.

Если родители хотели приехать, они должны были заранее получить разрешение. Родственникам, которые являлись без предупреждения, отказывали в посещении.

Euodias in a glittery top

Обычно мы, ученики, просыпались в 5 утра, чтобы попрактиковаться в танцах перед началом занятий в 8 часов.

Когда школьный день заканчивался, мы возвращались в компанию, чтобы обучаться пению и танцам. Стажеры продолжали практиковаться до 11 вечера или даже дольше, пытаясь произвести впечатление на инструкторов.

На ночь нас оставляли самих по себе. Однако у нас был строгий комендантский час, мы должны были возвращаться в общежития до того, как оно окажется закрыто.

У стажеров, и парней, и девушек. были «менеджеры» — фигуры типа дяди, которые писали нам по ночам. Если кто-то из стажеров не отвечал, они начинали звонить и спрашивать, чем он занимается.

У нас не было выходных или праздников. В дни национальных праздников, таких как Лунный Новый год, стажеры оставались в здании компании, несмотря на то что у всех сотрудников был выходной.

____________________

Компания разделила нас на две основные группы, вроде команды А и команды Б. Я была одной из 20–30 членов команды А — считалось, что у нас самый большой потенциал.
____________________

В команде B было около 200 стажеров. Некоторым из них даже пришлось заплатить за свое присоединение к компании. Они могли тренироваться годами и не знать, действительно ли они «дебютируют» — это слово используется, когда кто-то начинает работать в качестве к-поп исполнителя.

Стажеры команды А спали в общежитиях по четыре человека в комнате. Другие трейни спали вместе в огромной комнате и вынуждены были довольствоваться циновками на деревянном полу.

Я видела, как измотанные трейни команды B спали в танцевальных студиях после тренировки, потому что там были маты – почти то же самое, что и в общежитии.

Я только однажды видела, как стажер команды B был переведен в команду A. Однако если стажеры команды A плохо себя вели или жаловались на что-то, им могли угрожать увольнением или переводом в команду B.

Но вообще никто не жаловался. Мы все были очень молоды и амбициозны. Позиция компании заключалась в том, что всё, что мы пережили, было частью обучения дисциплине, необходимой для того, чтобы стать к-поп айдолом. Так что мы просто все приняли.

Внутри здания компании мы не использовали собственные имена, за исключением общения между собой. Каждому из нас дали номер и сценическое имя в соответствии с тем персонажем, которого выбрали для нас.

Меня назвали Диа, но наши инструкторы всегда называли нас только по номерам, которые они видели на наклейках на наших рубашках. Это было странно, как будто мы участвовали в каком-то научном эксперименте.

Я знала, что у меня есть необходимые качества для того, чтобы стать успешным айдолом.

Компания благосклонно относилась ко мне, потому что я очень маленькая — инструкторы постоянно хвалили меня за миниатюрность. Не поймите меня неправильно, я люблю поесть, но мне повезло, потому что у меня высокий метаболизм, и я нелегко набираю вес.

____________________

Вес был постоянной навязчивой идеей всех присутствующих. Каждый должен быть не тяжелее 47 кг, независимо от возраста и роста.
____________________

Во время еженедельных взвешиваний тренер анализирует ваше тело, а затем объявляет ваш вес всем присутствующим.

Если вы превысите установленный вес, они будут нормировать вашу еду. Иногда они даже забирали всю еду и давали этим «полноватым» стажерам только воду.

Я думала, что это было очень жестко, потому что некоторые из этих девушек несмотря ни на что были высокими.

Голодание было действительно нормальным явлением. Некоторые ученицы страдали анорексией или булимией, а у многих девушек были проблемы с циклом.

От истощения можно было потерять сознание. Часто нам приходилось помогать переносить потерявших сознание стажеров обратно в общежитие.

Я дважды теряла сознание во время танцевальной практики, вероятно, потому что была обезвожена или недостаточно ела. Тогда я приходила в себя в постели, не зная, как я туда попала.

Отношение стажеров после этого было таким: «Молодец! Она так этого хочет!» Сейчас, оглядываясь на это, я думаю, что это было реально отвратительно.

Я обнаружила, что там у меня не было хороших друзей, каждый был больше похож на коллегу. Атмосфера была слишком напряженной и конкурентной, чтобы заводить настоящую дружбу.

Напряженную атмосферу усиливали ежемесячные показательные выступления. Каждый стажер выступал на глазах у всех и оценивался инструкторами.

Если стажеры не получали хорошей оценки, их немедленно выгоняли.

____________________

Их заменял постоянный поток вновь прибывающих. Что еще больше пугало, так это то, что некоторые из новых стажеров уже делали пластические операции, поэтому они больше походили на звезд к-поп, чем на всех нас.
____________________

Среди стажеров были и издевательства. К одной девушке придирались, потому что она весила больше максимального веса. У другого трейни, который был хорошим танцором, украли танцевальные туфли.

Я скучала по своим старым друзьям в Англии, но я не могла поддерживать с ними связь, поскольку инструкторы заставляли нас сдавать наши телефоны, чтобы мы могли сосредоточиться на тренировках. Компания также хотела, чтобы стажеры казались более загадочными перед их дебютом, и не хотели, чтобы мы публиковали в социальных сетях что-то смущающее.

Мы могли взять наши телефоны на 15 минут ночью, и я использовала это время, чтобы позвонить маме. Однако у большинства стажеров тайно оставался и второй телефон.

Мои родители знали, что тренироваться сложно, но они действительно мало что могли сделать, потому что у меня был контракт, а они были так далеко. Большинство корейских стажеров вообще ничего не рассказывали родителям, потому что не хотели, чтобы они волновались.

Меня поддерживала вера в то, что в конце концов я дебютирую как участница группы.

Однако в компании были места для менее, чем половины членов команды А. Мы соревновались за них, проходя постоянные экзамены по пению, танцам и собеседования.

К-поп группы обычно организованы следующим образом: ведущий вокалист, танцор, рэпер, макнэ и т. д. У каждого своя роль.

Я был счастлива, когда мне сказали, что меня выбрали вокалистом. Но потом компания заявила, что рассматривает меня на альтернативную роль в группе, вижуала.

Вижуал — это лицо группы. Вас выбирают для этой позиции из-за вашего внешнего вида и, что особенно важно, из-за того, как бы вы могли выглядеть в будущем. За это место со мной соревновалась другая девушка.

Она от природы была привлекательнее меня, но компания предсказывала, что, если мне сделают пластическую операцию, я стану красивее, чем она, и буду готова стать вижуалом.

По корейским меркам у меня очень большое лицо, поэтому они хотели изменить переносицу и сбрить линию подбородка.

Компания не могла заставить стажера сделать пластическую операцию, но ее настоятельно поощряли. Пластические операции в Южной Корее являются нормальным явлением, и перспектива операции меня совсем не беспокоила. Я рассматривала это как вложение в свое будущее — стоимость операции была бы добавлена ​​к моему долгу перед компанией.

Но моя мама испытывала смешанные чувства на счет этого, она понимала, что это означает, что я буду ближе к тому, чтобы стать айдолом, но она также беспокоилась за меня.

Когда в компании сказали, что меня включили в состав претендентов на место вижуала, я был так счастлива.

Они сказали мне, что я стану звездой к-поп, и это действительно удивительно, особенно когда ты впечатлительный подросток, услышавший это от влиятельных людей.

Шло время, и компания начала рассказывать нам больше о том, какой будет группа.

Они сказали нам музыкальный жанр, стиль, который у нас будет, и я начала сомневаться во всем этом.

____________________

Я узнала о персонаже, стоящим за моим сценическим псевдонимом, Диа. Она была очень сдержанной, милой и невинной. В роли вижуала я должна была олицетворять эти качества.
____________________

Но Диа просто не была мной. Я самоуверенная и громкая. Я сомневалась, что смогу поддерживать эту послушную личность на публике.

Я думала, что всё это того стоит, если оно приведет к тому, что я стану актрисой. Но когда я попыталась поговорить с компанией о своих амбициях, мне ответили: «Нет, мы думаем, что тебе больше подойдет эта женская группа».

Один старший сказал мне, что, поскольку я лишь наполовину кореянка, если я буду заниматься актерской карьерой, лучшее, на что я могу надеяться, — это роль второго плана в телешоу.

Я почувствовала, что моя мечта ускользают.

Мой контракт должен был быть продлен до того момента, когда моя группа должна была дебютировать, но я сказала, что хочу уйти.

Уходить очень необычно, большинство стажеров так сильно хотят достичь эту мечту, что соглашаются на что угодно.

Несмотря на мой отказ, я рассталась с компанией в хороших отношениях.

Поскольку я ушла в момент продления контракта, у меня не было долгов, я выполнила свои обязательства.

Если бы я осталась и дебютировала с группой, то мне пришлось бы оплатить расходы на оплату услуг инструктора, проживание и любые пластические операции.

Даже успешные дебютанты должны были продолжать работать, чтобы выплатить весь долг, возникший во время обучения, и новый долг, который накапливается, когда вы уже стали айдолом. На самом деле очень сложно зарабатывать деньги, будучи звездой к-поп.

Я вернулась в Англию, не сделав пластической операции, и воссоединилась со своими старыми друзьями. Я могла сдать экзамены вместе со всеми.

Я поступила на базовый курс искусства, а затем — в школу моды во Франции. Мне очень повезло, потому что многие стажеры теряют свои позиции в 18 лет или заканчивают свои контракты в 21 год и чувствуют себя потерянными. Они отказались от всего, чтобы попытаться стать айдолом, но на этом все закончилось, и они оказались без работы и без образования.

Моя мама была так счастлива, что я вернулась. Она всегда считала, что стажерство мне не подходит. Но она знала, что я должна была выяснить это для себя. Пришлось пройти долгий путь, но я поняла, что мама всегда была права.

Когда я смотрю видео группы, участницей которой должна была стать, я чувствую облегчение от того, что на сцене не я.

Все это кажется мне фальшивым, поскольку я знаю этих девушек лично, и то, как они ведут себя на публике совсем, не то, кем они являются в реальной жизни.

На самом деле сейчас я не думаю о том, чтобы заниматься актерским мастерством, разве что в качестве хобби.

Вместо этого я делаю карьеру ютубера. Я поняла, что достаточно предприимчива.

Я люблю снимать видео для своего канала. Я также обнаружила, что применяю многое из того, чему научилась во время обучения к-поп. Я чувствую себя раскрепощенной, потому что контролирую все, от планирования до съемок и монтажа.

Чем больше я об этом думаю, тем четче понимаю, что приняла правильное решение.»

Как сообщается, с тех пор, как Euodias завершила свое обучение, Комиссия по свободной торговле Южной Кореи ввела правила, запрещающие некоторые недобросовестные действия в контрактах между стажерами и развлекательными компаниями.

Little Unicorn © YesAsia.ru

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Внимание! Прежде чем оставить комментарий, ознакомьтесь пожалуйста с правилами в комментариях