Кэтрин Ли рассказала о своем опыте участия в Produce 101 и разочаровании в K-Pop индустрии

33
7177

Кэтрин Ли была одной из трейни в первом сезоне Produce 101. Она родом из Мичигана и стажировалась в компании, которая тогда называлась Midas Entertainment (позже Media Line). Кэти (ей нравится, чтобы ее называли так) так и не дебютировала. Она решила покинуть K-Pop индустрию и продолжить образование после того, как ее исключили из шоу. Сейчас она заканчивает свой первый год обучения в колледже в США. Недавно она дала интервью для BuzzFeedNews, в котором рассказала о своей прошлой жизни как трейни и как американки китайского происхождения, живущей в Южной Корее.

Смотрите также: Участницы I.O.I воссоединились, чтобы отпраздновать пятую годовщину своего дебюта

Кэти рассказала, что переехала в Южную Корею после восьмого класса и стала трейни. Она тренировалась около 10 месяцев, прежде чем пройти прослушивание в первый сезон Produce 101.

«Я поехала в Корею на рождественские каникулы со своей семьей в восьмом классе и подумала, что смогу пойти на прослушивание, если я здесь. В то время мне нравились EXO. У меня не было опыта в танцах или пении, это было просто для развлечения. Но однажды мне позвонили и сказали: «Мы знаем, что у тебя нет опыта, но мы думаем, что у тебя есть потенциал, потому что ты – иностранка, и мы можем тебя обучить». Это было до того, как K-Pop стал популярен во всем мире, поэтому они хотели больше людей из Китая или Америки. Я не была уверена, но мои родители сказали, что я должна думать об этом как о летнем лагере. Я так и сделала, а потом просто продолжала и продолжала и в итоге подписала контракт», — рассказала Кэти.

«Когда я впервые попала в свою компанию, я была по-настоящему шокирована. Я помню, как спустилась вниз, чтобы встретиться со всеми в первый раз, — студия находилась в подвале, — и я сказала: «Привет всем, я – Кэти!» И все ахнули: «Она поздоровалась? Она не поклонилась? Как она могла! Она такая американка». Это было первое. Я всегда думала, что я хорошая, но они решили, что я действительно грубая. Корея основана на старшинстве, поэтому мне было действительно трудно приспособиться к этим культурным вещам вначале. Я делала много ошибок, и кто-то сердился», — продолжила Кэти.

Говоря о своем опыте стажировки в компании, Кэти рассказала: «Каждый месяц у нас был экзамен. Думаю, теперь люди об этом знают. Каждый месяц они сокращали людей. Мы начали с 20-ти девушек, но к концу обучения нас осталось семь. Каждый месяц они сокращали одну-две девушки. Первые два месяца я не принимала участие в экзаменах, потому что они знали, что я – новичок, и это было бы нечестно

Самые загруженные дни были, может быть, за два месяца до Produce 101. Другие участницы были действительно опытными – некоторые уже были известными – поэтому наша компания смотрела на них, а затем смотрела на нас со словами: «Это не то». По сути, они установили правило, по которому мы не могли покидать студию до четырех утра. Нам приходилось писать в групповом чате компании сообщение: «Я приехала!» или «Я ушла!». Поскольку у меня были летние каникулы, мне пришлось приходить днем. Все, кто ходил в школу, просто спали в классе, потому что тренировки длились всю ночь.

Я приходила в студию около полудня, и мы начинали с прыжков через скакалку во время пения, чтобы стать выносливее. А поскольку мы также хотели похудеть, мы надевали теплые куртки летом. В напряженное время у нас были и другие занятия: уроки вокала, рэпа, пилатеса. Не знаю почему пилатес – наверное, чтобы похудеть. В какой-то момент компания также наняла режиссера, который учил нас, что делать перед камерой и как играть.

На самом деле нет культуры «работай с умом или много работай» — есть только «много работай». Если ты там до 4-х утра, значит, ты что-то делаешь правильно. Но мы очень уставали. В студии есть камеры видеонаблюдения, поэтому компания может видеть, чем мы занимаемся. Иногда мы дремали в раздевалках, потому что это было единственное место без камер. Менталитет был такой: «Это не имеет значения, просто тренируйся, тренируйся, тренируйся». Однако вначале, когда я только учила корейский язык и не полностью придерживалась диеты, у меня все еще оставалось восемь часов на сон, и я могла есть суши».

Кэти рассказала, что каждые несколько дней трейни должны были взвешиваться перед всеми – парнями, девушками, учителями – в одной комнате, что было крайне неловко. Чтобы сбить вес, они снимали всю одежду и носили только майку и шорты. Кэти рассказала и о специальных диетах: «В какой-то момент компания сказала сходить в диетологическую больницу. Такие есть в Корее. Я поехала с другой трейни, которой тоже не нужно было ходить в школу, потому что диетологическая больница была примерно в часе езды на автобусе. По сути, они давали нам «лекарство на травах» перед приемом пищи, которое подавляло наш аппетит и ускоряло метаболизм, так что наши сердца бились очень быстро. Я почти уверена, что это были таблетки для похудания. Они сказали, что это средство на травах, но оно подавляло мой аппетит, поэтому я не чувствовала голод. Эта диета заставила меня сильно похудеть. Я думаю, что мой самый низкий вес составлял 46-47 кг. Я помню, что чувствовала себя очень слабой. Всякий раз, когда я кланялась, чтобы поздороваться, у меня кружилась голова». 

Кэти продолжила: «Частью «пакета» в диетологической больнице является то, что у них есть эти… Я думаю, по-английски они называются «карбоксильные инъекции»? Они вводят газ в определенные области вашего тела, чтобы расщепить жир, чтобы его было легче сбросить. Мне делали эти инъекции. У них также есть электрическая штука с иглами, и они бьют вас электрическим током… и все это должно помочь вам похудеть. Я делала всего понемногу, потому что это было частью «пакета».

«Мне было 14 лет, — добавила Кэти. — Часть меня думала: что я делаю? Но я думаю, что была полна решимости стать K-Pop айдолом. И я была молода. Я хотела быть красивой. Я не знала, что это таблетки для похудания. Мне сказали, что это лекарственные травы, а я решила: «Хорошо! Значит, это здорово». Утром я ела йогурт, на обед – огурцы, помидоры черри и, возможно, вареное яйцо, а на ужин – вареное яйцо и сладкий картофель».

Пока Кэти стажировалась, появились новости, что Mnet собираются устроить грандиозное шоу, и им нужно было 100 трейни из разных компаний. Кэти заявила, хотя отметила, что не уверена в этом, что у трейни их компании уже были места на шоу. «Генеральный директор нашей компании [Ким Чан Ван] написал песню «Pick Me» [главная музыкальная тема первого сезона Produce 101]. Я думаю, он сказал: «У нас есть трейни, почему они не проходят прослушивание?» Семеро из нас пошли на прослушивание, и пятеро прошли его», — рассказала она.

Кэти призналась, что частью ее контракта было то, что компания может «продавать» ее так, как захочет: «Так что прямо перед Produce 101 они повели меня в салон, и стилисты спросили: «Что ей подойдет?» И я думаю, компания сказала: «О, она – американка, так что давайте сделаем ее более похожей на куклу, более похожей на американку». Я буквально вздремнула и проснулась с обесцвеченными волосами. Я не просила об этом. Но ты должна делать то, что должна, понимаете?»

«На шоу я впервые встретилась с трейни, которые были моложе меня, и не знала, как с ними разговаривать. Я знала только, как разговаривать с сонбэ [используя соответствующий вежливый стиль корейского языка]. Я также сблизилась с другими китаянками. Было приятно проводить время с девушками, у которых было такое же прошлое. Но даже несмотря на то, что были и другие девушки, которые мне очень нравились, онни в моей группе была действительно непреклонна в отношении того, чтобы держаться вместе и создавать правильный образ для других, что мы как сестры из одной компании. А если у вас появятся другие подруги, может показаться, что что-то не так. Они действительно поразили меня своим менталитетом: «Ты – макнэ [самая молодая участница], поэтому тебе нужно нас слушать», — рассказала Кэти.

Кэти продолжила: «Раньше я была очень увлечена K-Pop, но после стажировки поняла, что все – фальшивка. Понимаете, о чем я? После того как я уехала из Кореи, было хорошее время, когда я не смотрела дорамы, не слушала K-Pop и тому подобное. Сейчас я потребляю некоторый контент, но больше не слежу за группами просто потому, что знаю, что компания действительно «продает» вас особым образом. Только на Produce 101 я начала осознавать, насколько все это неискренне и по сценарию. Появилось много новостей о том, что шоу сфальсифицировано, и что многие были выбраны заранее. Они плакали перед камерами, чтобы получить экранное время, потому что всем нравятся истории о Золушке».

Кэти добавила, что до сих пор общается с теми трейни, хотя сейчас они живут разными жизнями. После того как ее исключили в пятом выпуске Produce 101, она и ее родители искали американские школы в Корее, но ни одна из них не хотела брать трейни, ту, кто будет спать в классе и пропускать школу. «Одна вещь засела в моей голове – это мой контракт, — рассказала она. — У меня был семилетний контракт. Как мне разорвать его? Моя мама прилетела и привела переводчика. По сути, они сказали мне, что если я хочу уйти, я могу, и пока не присоединюсь к другой компании, мне не нужно будет платить штраф или что-то в этом роде».

В заключение Кэти сказала: «Раньше K-Pop был моей жизнью. Теперь я просто рассматриваю это как другой жанр музыки. Я думаю, что раньше видела айдолов как единое целое: личность, то, как они выглядят, реалити-шоу, они, должно быть, такие милые, бла-бла-бла. Я знаю, что для других это целая индустрия, но для меня теперь это просто другой жанр музыки. В целом, мой опыт в K-Pop – даже при том, что я ушла, и он был токсичным, – все же был хорош тем, что я научилась быть более независимой и быть самой собой. Но, уходя, я поняла, что больше не хочу прятать себя».

Zarina © YesAsia.ru

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Внимание! Прежде чем оставить комментарий, ознакомьтесь пожалуйста с правилами в комментариях